Поиск на «Русском кино»
Русское кино
Нина Русланова Виктор Сухоруков Рената Литвинова Евгений Матвеев

Виктор Сухоруков. Творческая биография

Виктор Сухоруков
Виктор Сухоруков
Виктор Сухоруков

Ему снился сон в черно-белой цветовой гамме: прямая, ровная, серая и равнодушная асфальтовая дорога с покатыми краями. Вокруг - полная тишина. По обочинам - черные скрюченные мертвые деревья. Далеко впереди, где-то на горизонте - ровный серебристый свет, ласковый и манящий. По дороге идут люди - его друзья, родные, просто хорошие знакомые. Он идет вместе с ними. И вдруг спотыкается и мгновенно скатывается по гладкому, как стекло, краю на обочину дороги. Боясь остаться в одиночестве, он кричит остальным: "Подождите! Куда же вы?" А они оглядываются на упавшего, машут руками и идут дальше. "Если Жюльен Сорель - слабый тростник, пусть погибает. Если нет - пусть пробивается сам".

Питерскому ныне актеру Виктору Сухорукову так и приходилось всю жизнь пробиваться самому. Родители - обычные люди: мать - ткачиха на фабрике, отец - чистильщик ткацких машин. Для них слово "актер" не могло означать ни профессии, ни чего-либо серьезного вообще. Настоящее, стоящее дело в жизни - это стать помощником мастера на фабрике, а актерство - это разврат. Ну не входило такое понятие в список работ, которые "все хороши" и "выбирай на вкус". В качестве духовной пищи в рабочей семье Сухоруковых было три книги: "Тимур и его команда", "Как закалялась сталь" и "Разгром", причем все три - библиотечные. А Витя тем временем рассказывал в школе, что у них дома есть настоящий сервант, а вовсе не обшарпанный буфет, он говорил не "гардероб", а "шифоньер", комод называл трельяжем и не приглашал к себе одноклассников, потому что боялся вопроса "Ну и где же твой трельяж?". Приходя домой, намывал вместо матери полы с мылом и щеткой, стелил скатерти, застилал чистой газетой скамеечку у окна, чистотой создавая себе иллюзию богатства. Стремление к уюту, созданному собственными руками, не оставит его и в более поздние годы.

В школе мальчик Витя был учеником старательным. Получалось не все: математику, например, он тихо ненавидел. Зато за творческое задание по литературе - изобрести свою версию окончания романа "Евгений Онегин" - учительница однажды поставила ему целых две пятерки, невзирая на грамматические ошибки. Творческая личность всегда требует выхода, самовыражения, реализации в любой форме. Не имея пока возможности практически воплотить свою мечту об актерстве, Витя делает первые попытки реализовать себя в литературе. Будучи в "нежном возрасте", Сухо-руков придумывает сценарий с недетским названием "Судьба, или Такова жизнь", где была любовь в ромашках, встречи, прощания, предательство и автомобили, мчащиеся по ржаному полю. А отдыхая летом в пионерском лагере, он пишет сатирический рассказ про мальчика Петю Синичкина, где от имени всего отряда высмеивались бытовые условия в лагере, отсутствие горячей воды и электричества. Председатель совета отряда Витя горячо критиковал то, о чем через много-много лет актер театра и кино Виктор Иванович будет вспоминать с любовью.

Литературой дело не ограничилось. Чтобы дать выход творческому началу и доказать окружающим, что он чего-то стоит, мальчик бросался от одного увлечения к другому. Занялся хореографией - не понравилось, ушел. Пробовал себя в рисовании, но в семье не было денег на краски и кисти. Начал заниматься атлетикой, но, когда пришел в спортзал в семейных трусах и над ним начали смеяться девочки, понял, что во второй раз он сюда не придет. Вернулся к танцам и два года был солистом ансамбля городского Дворца культуры, танцуя гопаки, польки и мазурки. (Тот юношеский хореографический навык, кстати, пригодился уже профессиональному актеру Сухорукову на театральных подмостках.)

Но танцы танцами, а главной, заветной мечты своей Витек не оставлял. И периодически, стащив у матери мелочь, садился на электричку и ехал на "Мосфильм" и киностудию Горького, которые в то время давали объявления в "Пионерской правде" о том, что "требуется мальчик или девочка на роль...". Однако требовались, видимо, не такие, как Сухоруков, - так что с кино ему не везло с самого детства. С театром дела обстояли ненамного лучше. Если человеку со всех сторон говорят, что у него ничего не выйдет, то перед ним два пути: слабый в этом случае поверит окружающим и сдастся, сильный - любым способом докажет миру, что прав именно он, даже если останется в одиночестве.

В период поступления в вуз Сухоруков, по его же выражению, "был в конфликте со всем миром". В него не верил никто. А он запирался в комнате, рисовал на запотевшем стекле рожицу и этой рожице читал басни, готовясь в институт. Первое поступление, Школа-студия МХАТ, педагог Манюков. И - неудача, более того, Сухорукову открытым текстом было сказано, что он никогда не будет актером. А на слабую реплику: "Мне нужен театр!", последовал жесткий и жестокий вопрос: "А вы нужны театру?" Слова эти Виктор будет помнить всю жизнь. Но, с другой стороны, на что мог рассчитывать лопоухий, конопатый, смешной пацан, читающий при поступлении стихи Блока "Под насыпью, во рву некошеном, лежит и смотрит, как живая..."? Только и единственно на Судьбу, которая, однако, в очередной раз решила его испытать. Так и не поступив в институт, Виктор уходит в армию.

И вот - 1974 год. Возмужавший, набравшийся опыта Сухоруков преодолевает первую ступеньку своей "лестницы в небо". Государственный институт театрального искусства, он же легендарный ГИТИС, курс В.П. Остальского, педагог Л. Князева. На четыре года фортуна вновь благосклонна к нему. Виктор с головой погружается в мир своей мечты: этюды, капустники, учебные спектакли, приобщение к таинственному и желанному Театру. Среди его однокурсников - Татьяна Догилева, Юрий Стоянов, Андрей Томашевский. Студенческие годы летят быстро, особенно если учеба - в радость. В 1978 году Сухорукова ждет следующая ступенька - профессиональный театр. И не какой-нибудь, а Ленинградский академический театр комедии имени Н.Г. Акимова. Питер - вовсе не от невостребованности, его звали и в столичные театры, но - времена были другие, и ценности отличались от сегодняшних. Деньги не диктовали свои условия, ради определенной роли или определенного режиссера студенты готовы были ехать куда угодно - в Омск, Челябинск, Хабаровск. Это было не зарабатывание денег, это была романтика, мечта, приключения! Потому ни минуты не колебался двадцатишестилетний Виктор Сухоруков, соглашаясь на роль семидесятилетнего старика в инсценировке по произведениям Василия Белова "Добро, ладно, хорошо". Работать, играть в Акимовском театре у самого Петра Фоменко! Привет, фортуна!

Фортуна сказала "привет". И через четыре года сделала ручкой прощальный жест. Надолго...

Из театра выгнали за пьянство. Причем все бы шло тихонько своим путем, не появись актер в нетрезвом виде в спектакле, посвященном очередной годовщине Октября. Нет, спектакль не был сорван, роль свою Сухоруков отыграл, но сразу после спектакля был издан приказ о его увольнении из театра.

Как раз в этот период Виктору и начал сниться этот сон, про дорогу. После разрыва с театром для актера начались "счастливые дни": он целыми днями бродил по Питеру, собирая на серых набережных под пристальными взглядами сфинксов бутылки и воюя с местными бомжами. Устроился работать в булочную: сначала грузчиком, потом резал хлеб, потом таскал мешки с сахаром. В общем, набирался реального жизненного опыта. Сам об этом периоде вспоминать не любит.

В 1985 году Сухорукова позвали в Театр Ленинского комсомола, нынешний "Балтийский дом". Потом - Государственный театр драмы и комедии на Литейном... А спустя 12 лет после ухода, по завершении космического цикла, он вновь возвращается Театр комедии на Невском. Роли в театре ему доставались разноплановые, несхожие между собой: вездесущий лакей Свистиков в "Клавире для начинающих карьеру" по М. Салтыкову-Щедрину, спившийся врач Виктор Розов в комедии А. Слаповского "Мой вишневый садик", Ленин и его двойник в спектакле "Кремлевские куранты, или Приезжайте к нам лет через эдак", восторженный, застенчивый мечтатель Ридольфо во "Влюбленных" К. Гольдони, несколько позже - Летчик в "Маленьком принце" Сент-Экзюпери. Такие во многом "полярные" роли объединяет одна тема - тема человека, одержимого некоей идеей и отстаивающего свое сокровенное право на особую жизненную философию. У кого нет мечты об идеале? Вот и Виктор сейчас мечтает о том, чтобы сыграть в пьесе, пьесе актерской, лицедейской, дающей метаморфозу человеческого характера, пьесу о цветке: как он вырастает, цветет на радость людям, затем стареет, увядает... Что ж, каждому - свое, одному - Гамлет, другому - цветок, а для кого-то и Гамлет - цветок, подобный этому. Главное - можно уверенно сказать, Виктор Сухоруков обрел себя в театре не только на питерских, но и на московских подмостках: на подходе спектакль Олега Меньшикова "Игроки" с его участием. Постепенно, с трудностями, с перерывами, но театр Сухорукова понял и принял.

Кино же упорно не хотело принимать Виктора. В детстве были неудачные поездки на "Мосфильм", по окончании института - на "Ленфильм". И снова не брали. Даже в массовку. А однажды произошел абсурдный случай: Сухоруков получил-таки приглашение на эпизодическую роль солдата, который едет на поезде с фронта. Его переодели, потом отвезли на место съемки - в вагонное депо - и там... благополучно забыли. Это переполнило чашу терпения Сухорукова, и он махнул на кино рукой. На несколько лет. А потом пришла первая значительная удача в виде главной роли в картине Ю. Мамина "Бакенбарды". (До этого он снялся в двух картинах: "Магия черная и белая" Наума Бирмана (1983) и "Презумпция невиновности" Е. Татарского (1988), однако об этих картинах пресса обычно умалчивает.) Но даже здесь судьба-испытательница не обошлась без обычных шипов: Сухорукова сначала утверждать не хотели. Ну не нравились Мамину его фотографии! А чему тут нравиться: отталкивающая внешность, взгляд глумливый, повадки уголовника, об обаянии, даже отрицательном, и говорить нечего... Но пробы все же провели и... Виктор был утвержден! На этих кинопробах он наконец в полной мере осознал свое амплуа - амплуа морального урода, которое идеально подходило для той роли, о чем актер и не замедлил сообщить режиссеру. С получением роли в "Бакенбардах", по мнению Сухорукова, к нему и пришла удача в кино. Хотя "широкая общественность" заметила его позже, гораздо позже.

1992 год, режиссеры Владимир Студенников и Михаил Григорьев снимают фильм "Комедия строгого режима" о том, как в колонии силами заключенных готовится "идейно выдержанный" спектакль к очередной годовщине Великого Октября. И под это дело, также силами заключенных, но уже добровольно, готовится побег из "зоны". Герой Сухорукова-"шестерка", маленький, тощий и лопоухий заключенный Зуев - в силу своей внешности неожиданно получает роль Ленина в спектакле. Постепенно актерство, вживание в роль лидера, вождя захватывает и преображает Зуева: из обезьяноподобного маленького человечка он становится настоящим героем дня, звездой колонии и предводителем побега. Побег удается, и вот на символическом паровозе времен революции компания заключенных на всех парах несется если не "куда" - прямиком к светлому будущему с остановкой по требованию в коммуне, то, во всяком случае, "откуда" - из ненавистной "зоны". Вместе со всеми ликует и Зуев - Ленин, совершивший побег от самого себя прежнего, от своего униженного прошлого, от стирания чужого белья и чистки чужих сапог.

На этом этапе Сухоруков уже мог начинать думать о славе, причем не только "домашней", но признанной и за рубежом: за роль Зуева в "Комедии строгого режима" актер был награжден призом фестиваля "Созвездие-92" и призом Третьего фестиваля российского кино в Онфлере (Франция).

Ленин принес ему удачу. Кстати, еще на втором курсе института однокурсник Виктора, посмотрев на него однажды, сказал: "Играть тебе Ленина..." Предсказание сбылось спустя почти двадцать лет. И еще как сбылось!

Год 1997-й, на экранах Питера появляется новая художественная лента режиссера Харди Вольмера "Все мои Ленины" ("Фаама-фильм", Таллин, совместно с "Ленфильмом"). Действие фильма происходит в Швейцарии; эмигрант Александр Кескюла - реальное историческое лицо - охвачен идеей великой Эстонии. Употребив все свое красноречие, он убеждает немцев дать деньги другому мечтателю в изгнании, русскому большевику Владимиру Ленину, способному разложить ненавистную империю изнутри. Чтобы хитрый план не провалился, для верности подбирают и обучают пять двойников Ильича, дабы в случае чего было кому подхватить знамя революции. Потом эта странная компания переправляется в Россию, причем еще до возвращения на Родину истинного Ленина подменяет более управляемый, как представлялось сообщникам, дублер Иван...

Эту парочку и сыграл Виктор Сухоруков. Надо отметить, что сыгранная им роль - шестнадцатый по счету образ Ленина в кино, что автоматически поставило Сухорукова в один ряд с такими актерами, как Щукин, Смоктуновский, Калягин, Каюров. Как и его герой Зуев в "Комедии строгого режима", Сухоруков очень серьезно подходит к роли, тщательно изучая материал: мемуары, фотографии, кинокадры. Постепенно стали вырисовываться два противоположных полюса роли: Ленин 1917-1918 годов (в исполнении Щукина) - энергичный, уверенный, с хитринкой в глазах, и Ленин последних лет жизни - прикованный к инвалидному креслу, парализованный маленький человек с испуганными глазами. Сухоруков объединил эти две противоположности, и - получилась роль.

Импульсивность, упрямство, разнообразие характера - как это не похоже на привычный стереотип великого вождя! А ведь именно таким выглядит на экране Ленин в исполнении Сухорукова. На фоне эстонских и немецких суперменов двойники, да и сам вождь смотрелись неприглядно, зачастую вызывая у зрителей чувство брезгливости. Но, с другой стороны, Ленин в фильме Вольмера - не "живой труп" и не священный идол. Да, он пьянствует, ругается, ссорится с женой, швыряет в нее чернильницей, отказывается делать ремонт и спит с Инессой Арманд. Но при этом зритель видит Ленина обычным человеком, таким, каким его еще никто не изображал, а точнее, не имел возможности изображать. Все исполнители этой роли в той или иной степени делали акцент на его общественно-политической функции, акцент, обусловленный временем, строем, идеологией. Каждая деталь, приближающая вождя к простым смертным, ценилась на вес золота; так, когда Каюров в "Шестом июля" внезапно выхватывал пистолет - зал ахал: оказывается, Ленин был вооружен! А это - уже характеристика, уже отступление от традиционной трактовки образа.

Сухорукову же выпал редкий шанс продемонстрировать в полной мере человеческие, не священные черты характера Ильича. Иногда при просмотре картины возникает ощущение, что в сценарии заложена некая пародийность этой фигуры, тонкое издевательство над мифом. Тем не менее сам Сухоруков эту роль пародийной не считает. Гротеск - да, абсурд - да, но не насмешка. Во всяком случае, такой он ее делал: с любовью и вниманием к образу и персонажу. Старания увенчались успехом: единственный русскоязычный актер в картине признан лучшим актером года Эстонии, награжден почетным дипломом и премией Государственного фонда при Министерстве культуры Эстонии, специальным призом фестиваля "Балтийская жемчужи-на-98" в Риге.

Но прервем, однако, "ленинскую" линию и вернемся в 1993 год. Картина Михаила Каца "Хромые внидут первыми", фильм-притча, не приобрела широкой известности. Ну не принято еще было тогда, впрочем, как и сегодня, в нашей стране рекламировать интеллектуальное кино. Сюжет жестокой натуралистичной притчи, поставленной по рассказам Ф. О'Коннор, был замешен на религиозном фанатизме. Надрывное, почти истеричное повествование сочетается в этой нестандартной, странной картине с холодным режиссерским и актерским расчетом. У Сухорукова здесь глубоко трагическая роль: он играет курьера дьявола на земле. А в финале читает Библию и плачет над человеком, которому всю жизнь мечтал доказать, что правда на его стороне, с которым в детстве спорил, а теперь - вот этот человек, сидит в кресле мертвый. Несмотря на всю инфернальность образа, слезы сухоруковского персонажа _ будь то слезы сожаления, слезы над усопшим, слезы обиды, эгоистические слезы - они искренни. А вы когда-нибудь встречали плачущего дьявола? Слезы - атрибут человека со всеми его мировоззрениями, понятиями, убеждениями... Режиссер Михаил Кац так скажет об артисте Сухорукове: "Это - блестящий актер, тонкий, отзывчивый. К сожалению, его используют однобоко. Обидно, потому что таких актеров - единицы". Обидно, добавлю, что подавляющее большинство зрителей не имеет возможности увидеть эту картину, хотя, как это часто бывает у нас, возможно, она когда-нибудь дождется своего звездного часа. Очень хочется в это верить. Кстати, роль в картине "Хромые внидут первыми" - вторая по значимости кинороль для самого Сухорукова.

А чтобы поговорить о первой по значимости роли, продолжим наше путешествие во времени и вернемся еще на три года назад, в 1990 год. После картины "Бакенбарды" В. Сухорукова утверждают на роль в фильме Алексея Балабанова "Счастливые дни". И если Мамин вывел Сухорукова на экран, то Балабанов помог ему подняться на ноги и реализовать предоставленную путевку в жизнь. В "Счастливых днях" ему достается роль безымянного персонажа с глазками-бусинками и надвинутой на уши шляпой. Тихий и послушный, не от мира сего, но, по выражению самого актера, "чудовище еще то". Утверждают Виктора, кстати, после случайной оговорки в тексте: на кинопробах вместо слов "видимо, вздутие" он произносит "видимо, это опухоль". Эта оговорка, как и отказ бить об пол старинный венский стул, очень понравилась режиссеру. Настолько, что он, по-видимому, решил с Сухоруковым не расставаться. 1994 год - "Замок", слуга Землемера (приз за лучшую роль второго плана); 1997 год - "Брат", старший брат-киллер; 1999 год - "Про уродов и людей", фотограф-упырь Виктор Иванович; 2000 год - "Брат-2", и вновь - Виктор Багров, киллер-патриот.

В "Замке" - экранизации Кафки - Виктор Сухоруков в дуэте с Анваром Либабовым играют слуг Землемера, этаких "мелких бесов" с библейскими именами Иеремия и Иозеф. Сам режиссер этот свой фильм не очень любит, предпочитая обходить его молчанием. Сухоруков в своих многочисленных интервью также очень редко упоминает о своей роли в этой картине - а ведь она была признана лучшей ролью второго плана. И образ здесь получился замечательный - озорной, бесовский, инфернальный, но со знаком "плюс". Сухоруков и Либабов очень органично вписались в стиль картины, добавив чертовщинки и кавардака в общий котел. Их герои, тощие, в шапках с торчащими ушами, в огромных варежках, вызывают даже симпатию. Мороки, бесы, постоянно мельтешащие, мечущиеся, вьющиеся вокруг героя. И как во многих его предыдущих и последующих фильмах, персонаж Сухорукова в конце резко "идет на повышение", его социальное положение меняется, теперь он, по меркам Города, стоит выше своего бывшего господина. И не поймешь, что кроется в его жесте, когда он отдает свой завтрак голодному и неприкаянному Землемеру - не то изысканная ядовитая насмешка, не то непонятно откуда взявшаяся жалость... Сухоруков-бес действительно великолепен в "Замке", нелюбимом детище своих родителей и незаслуженно обойденном вниманием.

Следующая картина, о которой пойдет речь, от невнимания никак не страдала. "Мазохистские и вуайеристские авторские комплексы в красивой упаковке", "...скорбная песнь о Родине, в нем (фильме) - сухая желчь и тайная слеза", "...целлулоидный памятник эротическим фантазиям прыщавого подростка" - это лишь ничтожная часть определений, которые дала пресса очередному фильму Алексея Балабанова "Про уродов и людей" (1998).

Что касается содержания, то оно предельно ясно из названия картины. Она действительно о той категории людей, которых принято называть уродами (как моральными, так и физическими). Впрочем, фильм заставляет усомниться, являются ли уроды немногочисленной разновидностью людей, или же, наоборот, человек разумный - лишь редкий и быстро вырождающийся экземпляр.

Фильм сделан в стилистике ретро, с субтитрами - непременным атрибутом немого кино; желто-коричневая цветовая гамма напоминает фотографии начала века. Россия. Интеллигентные мужчины в пенсне и шляпах-котелках, юная и восторженно-наивная гимназистка, домработницы в белых передниках, длинноволосый юнец - студент в нелепой клетчатой кепке... Стоп. Внезапно черное и белое меняются местами, как на фотонегативе. И интеллигентные мужчины в пенсне умирают от рук мужчин в котелках, наивная гимназистка покорно снимается в первых порнофильмах, а пылкий клетчатый юнец выступает в качестве оператора этих фильмов, правда, скрипя зубами и устремив полный ненависти взгляд на Главного Режиссера - Иогана, человека с рыбьими глазами, в котелке и черных перчатках. Заря синематографа в России...

Виктор Иванович, помощник Иогана - роль, которую Сухоруков считает лучшим, что он сделал на экране. Персонаж, силуэтом и обличьем напоминающий вампиров немого кино начала века, а по сути своей - мразь, каких на свете мало: холодно-расчетливый, рациональный делец, шестерка, которая выбивается в тузы и не гнушается для этого никакими средствами, например детской порнофотографией. Герой Сухорукова в фильме "Про уродов и людей" - единственный, про которого он впервые в жизни сказал: "Я его ненавижу!" Именно потому что он сознательный, не сумасшедший, рациональный. Сухоруков долгое время просто не мог его принять: ведь актеру нужно полюбить персонажа, найти у него мельчайшие, скрытые положительные черточки или оправдать его отрицательные стороны, по крайней мере для себя. С Виктором Ивановичем этого не получалось. Был даже срыв, который Сухорукову удалось преодолеть, не без участия режиссера и продюсера картины.

И вот перед нами на экране - лысый упырь, в черном костюме и белой рубашке, с колючими бегающими глазками, испытывающий неподдельный интерес к мальчишкам - сиамским близнецам, попавшим к нему в лапы, - надо же, самые настоящие уроды! Он опасливо, на расстоянии тычет их зонтиком: а правда настоящие? И, удостоверившись, расплывается в мерзкой ухмылочке: "Уроды!" Такое первобытное, ничем не прикрытое любопытство к физиологическому уродству человека вызывает у современных цивилизованных зрителей чувство беспредельного отвращения и - ни малейшей капли сочувствия к персонажу, когда тот получает по заслугам. К слову сказать, теперь роль в "Уродах..." - не только для Сухорукова самая значительная, но и самая любимая.

И вновь - скачок назад во времени. Снявшись у Семена Арановича в незавершенной картине "Agnus Dei" и у Александра Рогожкина в "Операции "С Новым годом" (1995, 1996), Виктор Сухоруков плавно перекочевывает в следующий фильм Балабанова "Брат", который через три года получит продолжение в картине этого же режиссера "Брат-2".

Про эту "родственную пару" было написано море газетных статей в самых различных изданиях, были выпущены саундтреки к фильмам и устроена роскошная промоушн-акция с Бодровым-младшим и Сухоруковым в качестве ведущих, а фразы "Что русскому хорошо - немцу смерть" и "Сенькью вери мач - вот уроды!" плотно вросли в лексикон отечественных граждан. На песни групп "Би-2" и "Смысловые галлюцинации" были сняты клипы, а в Интернете появился сайт второго "Брата", где все желающие и по сей день могут ознакомиться с историей создания фильма, рассказанной самими создателями, с обстоятельствами поездки съемочной группы в Америку, с самой съемочной группой и т.д., и т.п. Кстати, Сухоруков был приглашен на съемки клипа "Вечно молодой, вечно пьяный" и согласие свое дал, так как, по его собственным словам, "дал слово себе, режиссеру и продюсеру - пойду на все, что связано с фильмом "Брат".

Безусловно, близнецы-"Братья" заслуживают такой преданности со стороны актера. Ведь по большому счету именно после "Брата" в 1997-м на Сухорукова обрушились Слава и Популярность, его стали узнавать на улицах, брали автографы, его принимали за своего люди из криминального мира, пытались "ботать по фене", от журналистов не стало отбоя... А ведь роль Багрова-старшего заняла у него всего пять съемочных дней, и одно время он считал ее проходной. Действительно, если смотреть с точки зрения сюжета, фигура Виктора Багрова - чисто функциональна: он выписывает младшего брата из провинции и уступает ему место для дальнейшего развития действия фильма. Фигура мощная и трусливая одновременно, безэмоциональный бандюга со стажем - и синий, трясущийся от страха, лысый гад, под дулом пистолета обрекающий на смерть собственного брата. Роль Багрова-старшего в "Брате-2" намного более яркая, насыщенная, с разнообразными сюжетными поворотами, сделанная как будто специально для Сухорукова. А вполне возможно, что так оно и есть: на эту роль претендовал еще кто-то из занятых в картине актеров, однако Балабанов своего согласия не дал, оставив роль за Виктором. Режиссер угадал - сейчас невозможно представить кого-то другого стреляющим из "максима" по вражескому джипу или дерущимся с полицейским за бутылку виски. Образ убийцы-мечтателя, сохранившего способность удивляться миру и стремящегося к лучшей жизни, запомнился зрителям надолго. Впрочем, слава - это палка о двух концах, и в данном случае Виктор Сухоруков рискует всю оставшуюся жизнь ассоциироваться в сознании зрителей исключительно с Виктором Багровым.

Возможно, внутреннее актерское чутье ему что-то шепнуло. Совсем недавняя работа Сухорукова - в картине Егора Михалкова-Кончаловского "Антикиллер". И ролью в этой картине актер надеется завершить этап людей-убийц и людей-гадов в своей карьере. В "Антикиллере" его персонажа зовут Амбал. Человек без боли, человек одержимый, мечтающий о расширении влияния, человек, стремящийся быть сильным. По определению самого Сухорукова, "человек, который наступит на голову родной матери и улыбнется треску ее черепа". Но - это не слабость, не патология, это - жизненная позиция: быть жестоким нужно, чтобы достичь своей цели. Фильм "Антикиллер" - это мужская история о том, что на агрессию отвечают агрессией, и бороться со злом надо его же методами, и, несмотря ни на что, все же есть сила, способная удержать человека и общество в рамках закона, не дать им опуститься до животного состояния оголтелых хищников.

Пока что на данный момент - это все. За кадром осталось многое: и Сухоруков - житель Орехова-Зуева (где, кстати, в местном музее имеется стенд его имени), воспитывающий племянника Ванечку, который тихо гордится своим дядей. И Сухоруков - вышивальщик гладью и любитель домашнего уюта, зеркал и абажуров. И Сухоруков верующий или неверующий. И Сухоруков, рассуждающий об "одиночестве" и "одинокости" и заранее готовящий себя к "прекрасному забвению". И актер, благодарящий судьбу за то, что после многих лет упорного труда он был, наконец, замечен. В данном случае вспоминается расхожее выражение "лучше поздно, чем никогда". В своих интервью Виктор не скрывает сожалений по поводу того, что слава не пришла к нему раньше. Однако теперь, с высоты прожитых лет и приобретенного опыта, - он может относиться к ней так, как относится - философски, сравнивая популярность с носочками: сегодня - надел, завтра снял. Ведь зрительская любовь недолговечна, и популярные сегодня образы шутов, клоунов, придурков, и актуальные фигуры киллеров-патриотов могут слететь с гребня волны. Однако - талант не пропьешь и популярность не продашь. Успех актера определяется многими составляющими: талантом, трудолюбием, темпераментом, внешностью и, наконец, соответствием времени, пребыванием в нужное время в нужном месте. У Сухорукова все это сложилось, и получилась сумма. Надо заметить, его внешность сыграла при этом не последнюю роль, и если когда-либо в отечественном кинематографе наконец получит распространение жанр фильмов ужасов или мистических триллеров, то эти остроконечные уши, колючие бегающие глазки и многообещающая ухмылочка в шестьдесят четыре зуба вновь окажутся на пике популярности. Говорю так совершенно искренне, поскольку вижу в Сухорукове отличный кафкианско-гоголевско-гофмановский персонаж, пока не нашедший "своего" сценария в этой области: мистика, притчи в нашем кино еще не "на гребне волны", как, впрочем, и многие-многие другие жанры, к сожалению. Но, пока есть царство боевиков и криминальных "черных" комедий (как в одной из статей охарактеризовали "Брата-2"), порадуемся за тех актеров, которые обретают себя в этих фильмах, и не только себя, но и всенародную любовь и признание.

Елена Маслова

» Звезды нашего кино




Сергей Бодров-младший Алексей Жарков Екатерина Васильева Сергей Бондарчук  
 
 
©2006-2017 «Русское кино»
Яндекс.Метрика